Философия Свободного и открытого программного обеспечения

From Free Open Source Software
Jump to: navigation, search

Main Page >

(English)

"Какого бы эгоизма мы не предполагали за человеком, несомненно, в его природе присутствует несколько принципов, делающих его заинтересованным в успехе других"
- Адам Смит, Теория морального чувства, 1759
"Младенцы не только отличают в моральном смысле хороший акт от плохого, они еще схватывают требования справедливости - что хорошее поведение должно соответствовать положительной реакции, а плохое поведение - негативной"
- Пол Блум, Моральная жизнь младенцев, New York Times Magazine, 08.05.2010

Как минимум с начала образования в 1993 году поддерживающей Linux компании Red Hat, люди в сообществе открытых программ постоянно спрашивают о том, сможет ли любимая революция выжить, контактируя с мотивом выгоды. Как много причин для этого беспокойства? Что мы можем сделать, чтобы помочь разрешить его? Является ли термин "открытое программное обеспечение" (open source) частью этой проблемы? Что могут Руссо, Вольтер и обезьянки-капуцины привнести в этот разговор?

Начиная с первых годов 21 столетия, значительное количество денег было вложено в компании, занимающиеся открытыми программами, такие как SpikeSource или SourceLabs. Red Hat купила JBOSS за сотни миллионов долларов. Oracle купила InnoDB, ядро опенсорсной системы обработки баз данных MySQL. XenSource ясно дала понять, что намерена получить прибыль от собственнических дополнений в свое программное обеспечение виртуальных операционных систем. И в 2007 году президент Open Source Initiative, в основном признал, что термин "открытое программное обеспечение" заимствован в других значениях и сам по себе уже не может больше считаться имеющим определенное значение.

Несколько предпринимательских моделей были задействованы в разработке открытого программного обеспечения только в последние несколько лет, в чем видится коммерческое отражение инноваций, и что является характеристикой самой технологии. Разнообразие этих моделей значительно усложнило проведение линий, разделяющих стороны по этическому принципу. В целом, есть не много пуристов открытого программного обеспечения, кто отрицал бы за другими право заработать на жизнь, получая прибавочную стоимость на сопровождении и обслуживании программ с открытым кодом.

В большей части, защитники открытых программ терпимо относятся к коммерчески ориентированным усилиям, веря, что чем больше будет пирог, тем более приемлемой будет цена за кусок, особенно если вы верите в то, что долгосрочная справедливость в конечном счете восторжествует в любом случае, - точка зрения, поддерживающая усилия по соблюдению правил честной игры даже в самый момент столкновения рыночных интересов. Однако, сегодня в 2008 году тоска глубже и шире распространена, поскольку многие, кто разделял идеи открытых программ, оказываются захваченными коммерческими инициативами, и радость видеть как испаряется угроза судебного иска SCO к Unix, умеряется предчувствием партнерства между Microsoft и некоторыми Linux-компаниями. Есть ли здесь ценностные принципы, на которых можно поставить, являются ли открытые программы драгоценным даром для мира и будущих поколений, что может и должно быть сделано относительно происходящих событий?

Сначала остановимся на светлой стороне происходящего. Это правда, что прилив поднимает все лодки, и что сила и количество участников движения открытых программ никогда еще не была больше. К счастью, многие из провидцев движения остаются с нами чтобы продолжить указывать путь, но нет среди них никого более бескомпромиссного, чем прародитель всего движения Richard Stallman. И поскольку вера в открытые программы есть, преимущественно, либертарианская философия, в большинстве членов сообщества есть весьма малая склонность для построения законных преград, уменьшающих права тех, кто хочет найти способ приложить добавленную стоимость к открытым программам и сделать на этом бизнес. На этот день движение открытого программного обеспечения продолжает быть одним из наиболее широких и успешно растущих общественных движений в человеческой истории.

Развитие Интернета предоставляет полезную иллюстрацию выгодности коммерческого участия. Уже в своем начале, еще когда на протяжении всех 80-х годов сеть была ресурсом для исследований, многие из ее первоначальных первопроходцев, таких как со-изобретатель протокола TCP/IP Vinton Cerf, рано поняли выгоды и необходимость привлечения к делу бизнеса для поддержки сети и ее успешного роста. И хотя многие из нас оплакивают наличие в сети обмана, рекламы, сайтов азартных игр, разбросанных по сети неприкаянных останков и обломков, оставшихся с того времени, когда бизнес только начинал охватывать сеть, мало кто сомневается в том, что успех на пути всеобщей ценовой доступности Интернета, появившийся в результате его коммерческого освоения, есть абсолютное благо по самой глобальной шкале ценностей.

Покуда деловая вовлеченность в открытые программы может быть продуктивной, многие остаются серьезно озабоченными дальнейшим размыванием линий вокруг основных принципов -- быстрое увеличение компаний, называющих себя "опенсорсными", поскольку они предоставляют открытый код и свободные версии своего программного обеспечения, но требующих коммерческой лицензии и платы за более продвинутые версии. Возрастающая популярность такого вида программного обеспечения, иногда неаккуратно именуемого "открытым программным обеспечением с двойной лицензией", иногда именуемого "демонстрационным программным обеспечением с ограниченными возможностями", и все чаще именуемого "коммерческим открытым программным обеспечением", становится популярной бизнес-моделью для открытого ПО, и во все большей степени вызывает общую озабоченность.

Это развитие серьезно, и нуждается в столь же серьезной реакции сообщества. Наиболее важным действием, которое все мы можем сделать, было бы использование корректной терминологии. Любое из таких выражений как "free open source software" (FOSS), "free / libre open source software" (FLOSS)" (в целом переводится примерно одинаково на русский языка как "свободное открытое программное обеспечение" -- Прим. переводчика), или просто "свободное программное обеспечение" ("free software"), широко используемы и понятны, и укладываются в определения, даваемые Open Source Initiative. Термин "коммерческое открытое программное обеспечение" (COSS) или какой-то его ясный эквивалент предпочтительно использовать для описания программного обеспечения, которые могут включать свободное и открытое программное обеспечение, но требуют какой-то оплаты за некоторые коды. Чрезмерно размытый в своем смысле термин "открытое программное обеспечение" лучше не использовать, разве что говоря о "свободном открытом программном обеспечении" и "коммерческом открытом программном обеспечении" одновременно в общем для них смысле. Термины "свободного открытого" и "свободного" программного обеспечения (FOSS/FLOSS/free software) - это путь нахождения ясных различий, следуя которым, сообщество пытается залечить раскол между точками зрения Столлмана и Рэймонда, так что каждый внутри и снаружи сообщества может иметь возможность продолжать различать между действительно свободным программным обеспечением и версиями открытых программ, движущихся путем все тех же самых старых привязок к одному продавцу (the same vendor lock-in).

Итак, сможет ли свободное и открытое программное обеспечение пережить популярность коммерческого открытого программного обеспечения. Чтобы достигнуть ответа, мы должны поставить вопрос более фундаментальным образом: "окажется ли в состоянии все более успешное человеческое сотрудничество пережить все лучше организумые частные интересы"? Другими словами, игра вокруг открытого программного обеспечения, развернутая сегодня - это все та же самая Просвещенческая баталия между Руссо и Вольтером, играемая на виртуальном поле: либо прав Руссо, и люди добры в своем основании, но испорчены трудными условиями жизни, либо Вольтер прав в том, что человечество изначально эгоистично, но контролируется искусственно созданным порядком цивилизованной жизни?

Либеральная философия господствовала в большей части мира на протяжении последних нескольких столетий, от развития системы защиты прав рабочих до возрастания планетарного экологического сознания. Тем не менее, импульс дебатов о сущности человеческой природы для большей части двадцатого столетия решительно склонился в сторону циничного направления. От книг Ann Rand, друга и вдохновителя Alan Greenspan, долго бывшего председателем Федеральной резервной системы США, до убедительной победы экономики свободного предпринимательства над склеротическим централизованным планированием с окончанием холодной войны, урок видится вполне обрисованным, и это становится широко принятым одновременно и в интеллектуальных и в самых общих кругах: активность во имя частных интересов показала себя наилучшим практическим путем достижения всеобщего блага. Однако, сейчас прошло уже 7 лет нового столетия, и принятое за правду продолжает меняться. Картина выглядит более сложной, никакие крайности не кажутся полностью корректными, и тезис и анти-тезис могут быть синтезированы для достижения сбалансированной перспективы.

Первой возможностью обеспечить строгое научное возражение эгоизму, была опубликованная 18 сентября 2003 года в престижном журнале "Nature" захватывающая работа, названная "Обезьяны сражаются за справедливость". Изобретательными экспериментами автора работы было показано, что обезьянки-капуцины обладают врожденным чувством честной игры, если точнее, то они отказываются участвовать в исследованиях, когда понимают, что другие обезьянки в качестве вознаграждения за одну и ту же работу получают лучшую пищу, чем они сами. В этом первое убедительное свидетельство того, что концепция честности биологически внедрена глубоко в мозг приматов. Через несколько следующих лет уже больше опубликованных работ усилили доказательства, такие как работа, опубликованная в 2007 году показывает, что дети младше 6 месяцев распознают и предпочитают тех, кто демонстрирует поведение в рамках сотрудничества. Долго держащийся здравый смысл становится научно обоснованным, показывая, что величайший эксперимент из всех - миллиарды лет эволюции - демонстрирует, что сотрудническое поведение было глубоко внедрено как неоценимая черта, способствующая выживанию существ, живущих социальными группами. Вольтер, может быть, частично прав, но и Руссо частично прав тоже.

Ничто так драматично не обеспечивает подтверждение сотруднического потенциала человечества, как возрастающие возможности проявить это в сети (online). Широко распространенный доступ в Интернет представляется мощным каналом раскрытия врожденной человеческой склонности к сотрудничеству. От ранних продолжительных обменов в телеконференциях USENET полезными советами между людьми, никогда не видевшими друг друга, до Проекта Гутернберг (Project Gutenberg), собравшего более чем 20000 свободных книг, и до развития всемирно создаваемой энциклопедии Википедия, построение коллективных ценностей, находящихся за пределами возможностей любого отдельного человека, есть определяющая характеристика подключенного к Сети мира.

В полноте такого контекста ясно, что будущее свободного и открытого программного обеспечения (FOSS) в безопасности, независимо от будущего коммерческого программного обеспечения (COSS). Находясь под влиянием многих факторов, FOSS фундаментально движимо теми же глубокими инстинктами, что привели к развитию телеконференций, Проекта Гутенберг и Википедии. И эти сотруднические инстинкты все более и более способны показать себя через утонченное сетевое окружение и системы поддержки. Развитие FOSS - это часть большего целого, техническое выражение глобального марша к самой сути сотрудничества, основанному на инстинктах, оформленных миллионами лет экспериментов в самых широких градациях природных условий. И что угодно, основанное на этом, так фундаментально присущем нашей коллективной природе, возможно, коллективной природе любой успешной разумной группы в любом уголке Вселенной, оно просто слишком могущественно, чтобы быть остановленным.

Таким образом, пока что нам следует оставаться спокойными наблюдателями, и использовать корректную терминологию, на этом длинном пути нам не следует переживать из-за активности в области коммерческого открытого программного обеспечения (COSS). Конечно, просвещение индивидов и больших организаций относительно их частных интересов есть также, и это становится все более понятным, дело FOSS. Для подавляющего большинства открытых программ остаются настоящее свободное открытое программное обеспечение (FOSS), от OpenOffice.org до ...RedHat Linux - исходный код продукции даже этих предприятий свободен, на тот случай, если вы захотите построить, технически обслуживать и поддерживать продукт самостоятельно. Причина FOSS, такая простая и экономически эффективная, никогда не имевшая более великого импульса, стимулируется в своей значительной части глубинным поведением, связанным с самим ДНК, сформированным миллиардами лет эволюции. Будущее для возрастающих человеческий способностей и сотрудничества никогда не выглядело более ярким. Разработчики FOSS играют в этом критически важную роль. И эта игра только начинается.

Позвольте нам закончить следующим мудрым взглядом в будущее:

"Одним из преимуществ модели движения открытого программного обеспечения является меритократия... Таким образом, через качественные достоинства ваших программ и эффективность вашей стратегии открытых кодов те, кто делает вещи правильно, достигнет успеха... В конце концов, компании, издающие открытые программы под прикрытием псевдо-опенсорсной стратегии, останутся на обочинах, и только истинные инноваторы будут процветать... Первый проект с открытыми кодами, в который я был значительным образом вовлечен, был NetDirector, реализованный под лицензией MPL, с аттрибутивной частью, и вторым был Zenoss, лицензированный под GPL. Тот, что был более успешным, с точки зрения его принятия, был GPL-лицензированный Zenoss: что и оформило мое мышление и мои рекомендации другим."
- Mark R. Hinkle, VP of Community and Business Development, Zenoss Inc., and Editor-in-Chief, Enterprise Open Source Magazine link


[edit] Источник

"FOSS Philosophy" by Wm. Stewart

Personal tools